“Господь да просветит ищущих Его в темноте пещерной”

Свт. Филарет (Дроздов),
митрополит Московский и Коломенский

Оставить отзыв

В данной форме вы можете оставить ваш отзыв о нашем ските.

Читать отзывы

Новости

Рождество Пресвятой Богородицы

8 сентября (21 сентября по новому стилю) молитвенно празднуется Рождество Пресвятой Богородицы.

День памяти преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских

15 сентября (2 сентября по старому стилю) Церковь молитвенно празднует день памяти основоположников монашеского жительства на Руси.

День прославления иконы Божией Матери Черниговской-Гефсиманской

14 сентября (1 сентября по старому стилю), в день церковного новолетия, молитвенно празднуется день прославления чудотворного образа Пресвятой Богородицы.

Житие старца-утешителя Варнавы Гефсиманского

Будущий старец отец Варнава (в миру Василий Ильич Меркулов) родился 24 января 1831 года в семье крепостных крестьян в селе Прудищах Тульской губернии. Вскоре семейство было продано помещику Скуратову, который перевел их в село Нарофоминское (ныне г. Наро-Фоминск) под Москвой. Мальчик был крещен 29 января, в день памяти трех святителей, и назван при крещении Василием (в честь святителя Василия Великого). Родители его были добрые христиане, отличались терпением и покорностью воле Божией, любили Божий храм и богослужения. Когда мальчик подрос, его стали учить по распоряжению помещика слесарному ремеслу. Главной же радостью отрока было посещение Троице-Одигитриевской Зосимовой пустыни близ села Наро-фоминского. Ходил он там к отшельнику старцу Геронтию, жившему скитнической жизнью невдалеке от пустыни. Старец Геронтий, сказано в летописи, особенно полюбил богомольного и богобоязненного Василия. Решение поступить в монастырь пришло к Василию в 40-е годы. Он стал постепенно к этому готовиться под руководством старца Геронтия. Окончательное же решение пришло в конце 1850 года у раки Преподобного Сергия Радонежского. Вернувшись домой, он испросил благословения старца Геронтия. В 1851 году в 20-летнем возрасте Василий принял родительское благословение (со стороны помещика, очевидно, препятствий не было и юноша был немедленно отпущен на волю) и в том же году поступил в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, в обитель Преподобного Сергия. Старец его Геронтий также последовал за ним в Лавру, как кормилица за грудным младенцем. Впоследствии отец Геронтий принял в Лавре схиму с именем Григорий. Наместником Лавры был в то время архимандрит Антоний (Медведев; + 1877), в прошлом духовный сын преподобного Серафима Саровского. Преподобный и благословил его на принятие наместничества в Лавре и дал наставление «быть милостивым и снисходительным к братии: матерью будь, а не отцом к братии, и вообще ко всем будь милостивым и по себе смиренным. Смирение и осторожность жизни есть красота добродетелей». Наместник Лавры отец Антоний с самого начала отнесся к молодому послушнику с особым вниманием и впоследствии уважал его и чтил. Например, Василий уже через месяц пожелал перейти в более уединенное место - Гефсиманский скит и получил на то разрешение наместника. Духовный отец схимонах Григорий вручил его на послушание старцу монаху Даниилу, жившему в лесу “Корбухе”, окружавшем Гефсиманский скит. Юноше было дано в скиту послушание слесаря. Старец Даниил воспитывал своего питомца и обучал его полному отвержению своей воли и рассуждения даже в поступках, казалось бы, совершенно добрых. «Без благословения старца я ничего не мог делать, - вспоминал в последствии старец Варнава, - иначе батюшка строго взыскивал с меня за своеволие.

Несколько лет пробыл Василий на слесарном послушании. Затем он был приставлен к свечному ящику, также получил благословение читать в церкви Апостол и поучения из Пролога. Затем около 1859 года он был переведен в Пещерное отделение скита (будущий Черниговский скит), в котором он и остался до самой своей кончины. Ему было дано послушание – водить богомольцев по пещерам. Одновременно он исполнял послушание келейника у своего старца монаха Даниила. Все время, свободное от послушаний, он проводил в уединении у старца, в молитве, чтении Священного Писания и изучении творений святых отцов. С благословения своего старца посещал он и первого своего наставника - схимонаха Григория.

В предсмертной своей болезни (в самом конце 1861 года) ,старец Григорий в последний раз беседовал с Василием и возвестил ему волю Божию: взять на себя подвиг старчества после смерти обоих своих наставников, то есть, его, схимонаха Григория, и отца Даниила. Старец и руководитель завещал своему духовному чаду и воспитаннику с любовью принимать всех приходящих и никому не отказывать в советах и наставлениях. При этом он подал ему две большие просфоры и завещал ученику своему: “сим питай алчущих, словом и хлебом, тако хощет Бог!” В конце беседы старец Григорий открыл своему ученику еще одно Божие предназначение: им должна была быть основана женская обитель, притом далеко от Москвы, в местах, сильно зараженных расколом (беспоповщиной). Сама Царица Небесная попечется о будущей обители, укажет и место ее. Во имя ее и должна быть освящена обитель.
Василий со многими слезами молил старца не возлагать на него бремени, превышающего его силы, но тот в ответ возвестил ему: «Не моя воля есть на сие, но воля Божия да совершается над тобою! Не сетуй на тяжесть креста, тебе будет Господь помощник. Без помощи же Божией оно тяжело и непосильно”.

Через два дня, 2 января 1862 года (в день преставления преподобного Серафима Саровского), старец схимонах Григорий скончался (похоронен в Троице-Сергиевой Лавре около Смоленской церкви).

Но Гефсимания несла в себе утешение. Василий в скорби поспешил к другому своему наставнику - отцу Даниилу. И вот однажды поведал ему свое сокрушение о том, что возложенное на него старцем послушание - «непосильное бремя старчества и основание женской монашеской обители - на нем так и осталось. Но и от отца Даниила услышал он то же самое: «возложенный завет должен ты принять с покорностью воле Божией и служить с любовью страждущему человечеству”. Но как ни тяжко было для Василия это послушание, слова старца: “Дa будет так, якоже хощет Бог!” - его успокоили.

В 1863 году старец-послушник Василий, имевший всего 32 года от роду, стал основателем, устроителем и духовным руководителем новой общежительной женской обители, устроенной, им близ большого торгового села Выксы Нижегородской губернии (ныне город Выкса Нижегородской области). Обитель была устроена по благословению самой Богородицы в честь Иверской иконы Ее.

Одно завещание своего первого наставника и друга, отца Григория, - основание общежительной женской обители – отец Ваcилий принял и приступил к его исполнению. Но оставалось второе завещание - благословение на подвиг старчества. И Василий в тайне надеялся, что минует его чаша сия. Но в 1865 году старец его, отец Даниил, вновь приступил с напоминанием - принять оставляемый подвиг старчества. И когда отец Василий стал отказываться, у отца Даниила пошла горлом кровь, и его духовный отец умер у него на руках. Так инок Василий получил это последнее вразумление свыше и с благоговением и любовью принял предназначенный ему крест.

27 ноября 1866 года, в день празднования чудотворной иконы Знамения Божией Матери, рясофорный послушник Василий был пострижен в мантию с именем Варнава (в переводе с еврейского –“сын утешения”) - в честь апостола от 70-ти Варнавы (память 4 января и 11 июня). По имени его и стало житие его- отец Варнава вошел в летопись Русской Церкви как “стаpeц-утешитель”.

1869 год ознаменован для нас великим событием в жизни Церкви, происшедшим на земле Московской, - явлением чудотворной Черниговской иконы Божией Матери, что в Гефсиманском скитy, которая явилась 1 сентября, в день церковного новолетия, в Пещерном отделении Гефсиманского скита, то есть в той самой обители, где уже в течение 10 лет подвязался отец Варнава.

В помощь будущему старцу пришла великая милость Пресвятой Богородицы, перед новоявленной чудотворной иконой совершались многочисленные исцеления всевозможных неизлечимых болезней. Чудотворная икона Черниговско-Гефсиманская пребывала в пещерном храме Арxaнгела Михаила вплоть до ноября 1922 года, когда храм был закрыт от чудотворной иконы люди шли к старцу и в свои размягченные благодатью сердца принимали слово утешения и назидания. Старец-утешитель Варнава любовно и кротко помогал людям каяться, а потом прозорливо указывал на будущее и преподавал благостный старческий совет, как поступить.

29 августа 1871 года, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, отец Варнава был посвящен в сан иеродиакона. Полгода спустя, 20 января 1872 года, в день памяти преподобного Евфимия Великого, отец Варнава был рукоположен во иеромонаха. Наконец ровно через год, 20 января 1873 года, по благословению наместника Лавры архимандрита Антония он назначен народным духовником Пещерного отделения Гефсиманского скита. Вскоре его назначают и братским духовником скита и уже около 1890 года - духовником старшей братии скита и пещер. Таковы данные жизнеописания старца. Но история Лавры и ее окрестностей говорит о том, что уже в 1871 году отец Варнава был старцем и поток людской не оскудевал у крылечка его келлии. «Двери его убогой келлийки одинаково открыты для всех… для всех он одинаково доступен, всех одинаково приветит он словом отеческой любви, утешит как истинный “сын утешения”. Батюшка Варнава был для своих посетителей любящим отцом, мудрым наставником, добрым и верным другом. Он искренне, от души радовался с радующимися, соскорбел скорбящим, был серьезным и полезным собеседником серьезных деловых людей, отечески снисходителен и ласков с молодежью, радовался, глядя на детишек, доверчиво подходивших за благословением...»

Есть два события, особенно важных для понимания духовной истории России.

Первое - это пересечение жизненных путей старца Варнавы, временами полного скорбей, но вечно светлого, и скорбного, и трудного пути великого русского философа Владимира Соловьева. По свидетельству архиепископа (впоследствии митрополита) Антония Волынского, Владимир Соловьев до начала 90-х годов был духовным сыном старца Варнавы, но затем старец его от себя удалил. Причина этого неизвестна, но старец, получивший еще в молодости благословение «служить с любовью страждущему человечеству, не мог бы отослать от себя человека безусловно страждущего, хотя и заблудшего, без указания на то свыше. Значит, и для самого Владимира Соловьева такое удаление могло бы стать действенной исправительной мерой... По свидетельству знавшего его архиепископа Антония, Владимир Соловьев избегал говорить об этом.

Второе важное событие, которое необходимо упомянуть, - это посещение старца Николаем II. Сведения об этом событии отрывочны и кратки. Сохранилось предание, что Николай II посещал отца Варнаву около 1905 года, незадолго до кончины старца, посещал для беседы о самом важном - о России, ее будущем и искал у божьего человека совета указания. Известно, что старец Варнава не только подтвердил уже известное государю пророчество о предстоявшей ему судьбе, но и благословил его принять эту участь, укрепив в нем волю к несению своего креста, когда Господу угодно будет этот крест на него возложить.

Старец Варнава скончался в 1906 году, 17 февраля, в дни Великого поста в пятницу на первой неделе, в самый день памяти Феодора Тирона. Кончина старца несет в себе такое же светлое и благостное назидание, как и вся его святая жизнь. «Как поживешь, так и умрешь», - говорил преподобный Амвросий Оптинский.

В кратком жизнеописании старца Варнавы сказано, что старец по совершении исповеди одной из своих многочисленных духовных дочерей в домовой церкви Сергиево-Посадского дома призрения со крестом проследовал в алтарь и скончался. Он предал дух свой во святом алтаре, у подножия Престола Его.

Старец скончался, стоя в молитве на коленях, как и преподобный Серафим Саровский. Его кончина совершилась во святом алтаре, на глазах у людей - и в тайне от них. Так и вся жизнь старца проходила на глазах у людей (он принимал обыкновенно не менее 500 человек в день): он никогда не удалялся в затвор, он так и служил с любовью к страждущему человечеству - «словом и хлебом», по назиданию своего первого с юности наставника схимонаха Григория, наследуя путь святого Феодора Тирана; в день памяти этого святого он и отошел к Господу и предстал перед Ним.

Мы веруем, что и ныне он предстоит перед престолом Всевышнего и ходатайствует за тех, кто прибегает к его молитве и предстательству.

После кончины старца духовником всех иеромонахов Гефсиманского скита и Пещерного отделения стал его духовник отец Исидор. По свидетельству отца Павла Флоренского, отец Варнaвa очень почитал своего друга и сподвижника отца Исидора и даже звал его «вторым Серафимом”. Старец же был похоронен при большом стечении братии, духовных детей и почитателей своих в нижней, подземной, церкви Архангела Михаила, невдалеке от чудотворной иконы Черниговской Божией Матери. За теснотою тело старца должны были пронести через алтарь. На могиле старца положена черная мраморная надгробная плита с надписью:

При жизни старец Варнава многим предсказывал будущие гонения за веру - иным прикровенно , иным совсем ясно , и давал прямые и точные указания как им жить в двадцатые , тридцатые и последующие годы. Предсказывал старец Варнава и грядущее возрождение Русской православной Церкви и святую жизнь во Христе: “ Преследования против веры будут постоянно увеличиваться, неслыханное доныне горе и мрак охватят все и вся и храмы будут закрыты. Но когда уже невмоготу станет терпеть, то наступит освобождение. И настанет время рассвета. Храмы опять начнут воздвигаться. Перед концом будет рассвет”.