“Господь да просветит ищущих Его в темноте пещерной”

Свт. Филарет (Дроздов),
митрополит Московский и Коломенский

Оставить отзыв

В данной форме вы можете оставить ваш отзыв о нашем ските.

Читать отзывы

Новости

Рождество Пресвятой Богородицы

8 сентября (21 сентября по новому стилю) Церковь молитвенно празднует Рождество Пресвятой Богородицы.

День памяти святых преподобных Антония и Феодосия Печерских

15 сентября Церковь молитвенно празднует день памяти основоположников монашеского жительства на Руси.

150-летие со дня прославления иконы Божией Матери Черниговской-Гефсиманской

1 сентября (14 сентября по новому стилю) 1869 года прославлена икона Божией Матери Черниговская-Гефсиманская.

Воспоминания о военных годах

IMG 4908О событиях, предшествовавших победе в Великой Отечественной войне, вспоминают иеромонах Варнава и старейшие прихожанки храма в честь Черниговской-Гефсиманской иконы Божией Матери.

Во дни празднования 70-летия Победы иеромонах Варнава (Клюшин) поделился своими воспоминаниями о Великой Отечественной войне. Несмотря на то что в момент начала боевых действий ему было всего шесть лет, он сохранил воспоминания о тех тяжелых годах и последовавших испытаниях:

«Родился я в деревне близ Куликова поля, в километрах в двенадцати. Когда началась война, мне было лет пять-шесть. Вспоминается, какие были проводы, как жены и матери отправляли своих мужей, сыновей на фронт. Последний набор у нас шел среди тех, кто 1926 года рождения – 16-летние шли защищать Родину наравне с отцами. У нас таких ребят было около десяти. Обучали их самому основному прямо близ деревни, где был большой овраг. Там они учились стрелять. Конечно, вернулись с войны не все из них - человека два пришли только.

Когда узнали о Победе, конечно, радовались всей деревней. Но радовались особо, вспоминая тех, кто не смог вернуться с фронта. Тогда было нормой, что семьи были большие, по пять-шесть детей. Поэтому чуть легче было. Для нас, мальчишек работа сразу после войны нашлась – все, как могли, помогали в колхозе, потому что времена были голодные и холодные. Трудились вместе со стариками.

До нас фашисты во время войны не дошли, я их не видал. Мы только слышали взрывы снарядов. Ну а потом наши пошли в контрнаступление. Страшно, что сейчас снова фашисты поднимают голову. Мы, конечно, не можем знать, что там дальше будет, но должны молиться за мир. Ведь Спаситель сказал: “все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам” (Мк. 11:24). И много чудесных свидетельств тому.

В начале войны фашисты подошли вплотную к Москве, но занять столицу так и не смогли, - быстро их отбросили обратно. Почему так произошло? Конечно, заступничеством Матери Божией. С чудотворной иконой ее прошли крестные ходы и вокруг Ленинграда, и вокруг Москвы. Противник отступил и был повержен. Не даром ведь сейчас так сильны нападки на Православную Церковь – понимают враги, что с помощью Божией, искренне молясь, одолеем мы любые невзгоды.

Будем молиться – не оставит нас заступничество Матери Божией. Сколько нам чудесных полководцев посылалось в трудные минуты. Святой Федор (Ушаков) тому хороший пример. И в Великую Отечественную войну были у нас полководцы, сравнимые с Суворовым и Кутузовым».

Прихожанка храма в честь иконы Божией Матери Черниговской-Гефсиманской Зинаида Васильевна Муханова родилась и выросла в селе Студенки Рязанской области. На момент начала Великой Отечественной Войны ей было всего 11 лет. О тех страшных годах она вспоминает:

«У нас было большое, богатое село. А какое красивое было! И поля плодородные, и сад, и роща… И председатель был толковый, всех умел организовать. Помню, все дети в школу идут, как положено, 1 сентября, а в нашем селе занятия начинались с октября, пока с полей все не уберем, учиться не шли. Семьи были большие. В каждом доме по 10 детей. Абортов тогда не делали. Только в двух домах детей не было совсем. Нас в семье у матери с отцом было 11 человек. И вот как началась война, из каждого дома уходили по нескольку человек, и не было такого дома, который бы война обошла стороной.

Самый старший в семье, брат мой Алексей, в то время был уже женат, 25 лет было ему, и был у него сын Миша, совсем маленький. Ушел он на фронт сразу, как объявили о начале войны. Где воевал уже и не помню, но погиб – похоронка на него пришла матери. Жена его, Мария, тоже погибла. Так Миша и вырос с нами. Умный мальчик был, весь в отца, пошел в военное училище. Да и все тогда ребята в нашем селе хорошо учились, всем учиться нравилось.

Старшая сестра Анна, чуть младше Алексея, была беременна, потому и не взяли ее. Осталась она трудиться с нами в селе. Сынок у нее родился – Анатолий.

За Алексеем в 1941 году на фронт ушел Владимир. Жив остался, вернулся домой.

В 1942 году забрали у нас Александра, ему лет 20 было. Он только и успел военное училище закончить в городе Рязани. Даже выпускного не было, какой там, война. Так и забрали. Участвовал в битве под Москвой. Помню, подчерк у него очень красивый был, ровный-ровный, и потому взяли его писарем. У самого Жукова он воевал.

Забрали и сестру мою Антонину, она и техникум не успела закончить, училась на зубного врача. Ох, и красивая она была! Жалко, фотокарточки не осталось. Косы были длинные. Помню, ленты красные она любила в них вплетать… Пропала. До сего дня не знаю где она, что с нею.

Старшая сестра моя Мария, ей тогда 17 было, ушла на трудовой фронт, не сразу, но в 1941 или 1942 году наверное, уж не вспомню. Окопы она не долго копала – через месяц перевели в Москву на завод им. Сталина. Присылала она нам письмо тогда, с фотокарточкой, как сейчас помню. А потом их распределили, и отправили ее на оборону Ленинграда. Все это она, бедная, выдержала. Вернулась домой с медалями, но худая-худая, простуженная и слабая, а руки её я хорошо запомнила, опухшие были они. Тяжело было, но мама выходила, вылечила ее.

Подрос немного брат мой Валентин, и его забрали осенью 1944 года. Помню, что под праздник какой-то. Темно было, дождик шел, и многих тогда из села нашего забрали… Долго не было от него весточки, думали, что погиб. Но потом узнали, что его распределили не на фронт, а попал он на восток, радистом стал.

Младшие две мои сестренки – Раиса и Тамара остались с нами в селе, работали в колхозе. Мы тогда все работали. Не брали уж только тех стариков, что ходить не могли, на них детей малых оставляли, а все остальные в поле шли. Знали, что война. А как по-другому? Вот и Тамара, ей тогда 7 лет было, с нами работала, а в школу только с 8 лет брали. Что такое отдых, выходные – мы не знали. От рассвета до заката работали. Бывает, придешь с полей, сил нет, только ноги в лужице помоешь и падаешь, засыпаешь, а утром снова работать.

В село наше фашисты не вошли. Уж не знаю как получилось, прошли где-то рядом, но мимо нас. Зато бомбили постоянно. Летали они, хорошо помню, низко-низко. И самолеты у них гудели страшно, такой гул стоял! Не то, что наши. Мы их по звуку и различали. От бомб оставались огромнейшие воронки. У нас тогда садик был в бывшем доме священника, вот я туда и бегала прятаться от налетов этих. Слава Богу, Господь отвел, сколько летали, а железную дорогу нашу так и не разбомбили. Она ох, как важна была, это ведь южное направление было.

Как же забыть день Победы, это ведь тогда самое главное для нас было. И радовались мы, и плакали, ведь столько людей погибло, стольких не вернуть! Сколького не вернуть! Но выстояли, выдержали, перенесли эту беду, эту долгую, нескончаемую войну. А сколько всего еще предстояло сделать?

Войн наш народ и наша Родина перенесла немало, а всё же Господь православной России всегда помогал! Но и люди должны сами-то быть человечнее, отношение друг к другу должно быть уважительное, любить друг друга нужно. Без этого не победить никогда».

Сейчас Зинаида Васильевна живет в Сергиевом Посаде, близ Гефсиманского Черниговского скита, где по сей день помогает в меру сил в деле устроения жизни обители.

Еще одна прихожанка, Мария Дмитриевна Басаева, родилась в деревне Корешово Сергиевского уезда Московской губернии. Отучившись 7 классов и окончив школу с отличием, она переехала в Москву и поступила в швейно-технологический техникум, который также был окончен ею с отличием 24 июня 1941 года. Но на фронт Мария Дмитриевна не попала. Она была распределена в город Ижевск на швейную фабрику заведующей производством. Здесь началась ее тяжелая трудовая деятельность, которая сформировала ее стойкий характер и закалила на всю жизнь, здесь получила она большой опыт. Молодой, 19-летней девушкой, она уехала далеко от своей семьи, днем трудилась на производстве - шили тогда они гимнастерки, шинели, и все необходимое для фронта. Мария Дмитриевна вспоминает: «Тканей хватало, все это нам привозили, но не было фурнитуры. Приходилось в свободное от работы время самостоятельно искать недостающее на складах, стоять в очередях. И попробуй, не выполни план! Все понимали – это для фронта. Это война». Вечером и ночью они разгружали поезда с тяжелоранеными бойцами. Ухаживали за ними и оказывали всевозможную помощь. «На фронте больниц, конечно, не хватало. И самых тяжелобольных везли в глубокий тыл. Тогда военкомат обязал нас окончить шестимесячные курсы медсестры. Мы даже латынь выучили и по окончании стали помогать раненым. Спать удавалось по 2-3 часа в день. На производстве был один выходной – воскресенье, в уходе за больными, конечно, нет».

Так трудилась Мария Дмитриевна 2,5 года, после чего потеряла слух и была отправлена домой. После смерти отца они с матерью переехали в село Закубежье. Здесь она продолжила трудовую деятельность, работала бухгалтером, очень долгое время проработала в войсковой части № 51105 начальником финансового отдела в городе Сергиевом Посаде, где и поныне живет. Замуж вышла Мария Дмитриевна после войны в 1947 году за красноармейца Ивана Басаева, который прошел всю войну. Было у нее два сына. Один из них стал военным летчиком, бомбардировщиком. Было и два брата. О своей семье Мария Дмитриевна вспоминает так: «Были у меня два младших брата, один из которых жив до сих пор, такой же долгожитель, как и я. Оба прошли всю войну. Валентин, 1926 г.р. и Василий, 1928 г.р., он был разведчиком».

За всю свою непростую жизнь Мария Дмитриевна удостоилась 7 медалей и 8 почетных грамот. Долгое время она трудилась во славу Божию в Гефсиманском Черниговском скиту, помогала восстанавливать обитель после долгих лет запустения, занималась благоустроением с первых дней открытия монастыря.