“Господь да просветит ищущих Его в темноте пещерной”

Свт. Филарет (Дроздов),
митрополит Московский и Коломенский

Оставить отзыв

В данной форме вы можете оставить ваш отзыв о нашем ските.

Читать отзывы

Новости

День памяти святых преподобных Антония и Феодосия Печерских

15 сентября Церковь молитвенно празднует день памяти основоположников монашеского жительства на Руси.

150-летие со дня прославления иконы Божией Матери Черниговской-Гефсиманской

1 сентября (14 сентября по новому стилю) 1869 года прославлена икона Божией Матери Черниговская-Гефсиманская.

Молебен перед началом учебного года

31 августа, по традиции, в Гефсиманском Черниговском Скиту отслужен молебен перед началом учебного года.

20-летие со дня канонизации преподобного Варнавы Гефсиманского

 DSC959719 июля 2015 года исполняется 20 лет со дня канонизации преподобного Варнавы Гефсиманского в лике Радонежских святых.

Преподобный Варнава Гефсиманский, в миру Меркулов Василий Ильич, родился 24 января 1831 года в селе Прудищах Венёвского уезда Тульской губернии, седьмым ребенком у крепостных крестьян Ильи и Дарьи Меркуловых. Родители нарекли его в честь святого Василия Великого. Спустя некоторое время крепостных перевели другому помещику, в село Нару Фоминскую Верейского уезда, что под Москвой. Юношу Василия обучали слесарному делу и не препятствовали ему много времени проводить в Зосимовой пустыни.  Там он встретил монаха Геронтия, который стал его духовником.

Задолго до первого паломничества в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру Василий обучился в школе псаломщиков. Еще будучи отроком он чудесным образом избегал увечий в смертельных опасностях (однажды он попал под экипаж, а позже упал с печи). Во время приступа тяжелой болезни удушливый кашель заставил его приподняться на постели, и в этот момент отрок увидел юношу в светлом одеянии, который, перелистывая книгу, ласково и кротко смотрел на него. Явление ангела подтвердилось мгновенным исцелением – боль утихла, словно и не было болезни. В 1850 году, побывав вместе с матерью побывал на богомолье в Лавре и приложившись к мощам преподобного Сергия, юноша окончательно выбрал свой путь и решил поступить под покров святой обители.

Ни помещик, ни, тем более, родители не препятствовали Василию в его выборе. В 1851 году юноша поступил в Лавру, а годом спустя, по благословению монаха Геронтия, в схиме принявшего имя Григорий, он перешел в Гефсиманский скит. 17 ноября 1856 года Василий Меркулов получил отпускную грамоту от помещика и 23 декабря 1857 года стал послушником в Скиту. Исполнял он послушания слесаря, работал за свечным ящиком, читал Апостол и поучения из Пролога.  В 1859 году был переведен он в Пещерное отделение Скита, где водил богомольцев и исполнял послушание келейника у старца монаха Даниила.

Первый наставник Василия, схимонах Григорий незадолго до своей смерти возвестил ему волю Божию. Подавая послушнику две просфоры, он сказал: "Сим питай алчущих, словом и хлебом, тако хощет Бог!" Старец поведал и еще одно предназначение: Василием должна будет создана обитель, далеко от Москвы, и Сама Царица Небесная попечется о ней, укажет и место ее. Во имя Её и должна быть освящена обитель. Так и случилось. В конце 1863 года Василия отправили в село Выксу Нижегородской губернии, чтобы отыскать место для будущей обители. На некотором удалении от села, в глухих муромских лесах, он избрал уединенное место и после горячей молитвы сотворил поклоны на все четыре стороны, вкопал на месте будущей обители крест.

С благочестием исполнив одно из своих предназначений, предсказанных схимонахом Григорием, Василий вступил на подвиг монашества. По смерти старца Даниила, 20 ноября 1866 года послушник был пострижен в монашество строителем Гефсиманского скита иеромонахом Анатолием с наречением в честь святого апостола Варнавы («сын утешения») . 29 августа 1871 года был рукоположен во иеродиакона в Николо-Угрешском монастыре епископом Дмитровским Леонидом (Краснопевковым). 20 января 1872 года был рукоположен во иеромонаха в Высокопетровском монастыре епископом Можайским Игнатием (Рождественским). 24 января 1873 года наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры преподобный Антоний (Медведев) утвердил отца Варнаву народным духовником Пещерного отделения Гефсиманского скита. Вскоре он также стал и братским духовником пещер, а в 1890 году - духовником всего скита.

Чуткое и доброе сердце, глубокая рассудительность и стремление помочь каждому, кто обращается за советом, - именно так описывают старца те, кому посчастливилось побывать у него. Особое отеческое попечение преподобного Варнавы о всех, к нему приходящих, видно и из обращения его: всех он называл «сынок», «деточка». Каждый день к нему приходили от пятисот до тысячи человек – и для каждого находились слова утешения и вразумления.

В 1905 году к преподобному Варнаве прибыл святой царь Николай Второй со всем Августейшим Семейством. Не ведомо нам, о чем разговаривали святые в простенькой деревянной келии. Святой царь к тому моменту уже знал, что ему суждено будет стать Государем-страстотерпцем. Достоверно известно, что именно в этом году Николай Второй получил благословение на принятие мученического венца, когда Господу будет угодно этот Крест на него возложить. Знаем мы и о том, что преподобный многим предсказывал скорое гонение за веру, мученичество. Однако предрекал и последующее возрождение Русской православной Церкви. «Преследования против веры будут постоянно увеличиваться. Неслыханные доныне горе и мрак охватят всё и вся, и храмы будут закрыты. Но когда уже невмоготу станет терпеть, то наступит освобождение. И настанет время расцвета. Храмы опять будут воздвигаться. Перед концом будет расцвет».

В Акафисте преподобному Варнаве он именуется духовным учителем и наставником для святителя митрополита Трифона (Туркестанова) и старца епископа Тихона Череповецкого. Упоминаются подвижники, которых святой направил на духовный путь: старец Серафим Вырицкий, оптинский старец Варсонофий.

Вот что пишет оптинский старец Варсонофий (Плиханков): «Перед поступлением в монастырь поехал помолиться Преподобному Сергию. В это время в Черниговском скиту подвизался отец Варнава. Пошел я к нему на благословение. Благословил он меня, да и говорит: «Простудился, жениться надо». Эти слова привели меня в страшное смущение. Некоторые из бывших со мной, не любившие отца Варнаву, говорили: «Вот видите, какие советы дает? Великий старец отец Амвросий благословил в монастырь идти, а этот жениться предлагает». Слова отца Варнавы запали мне в душу и сильно смущали меня. Когда я, уже став иноком, рассказал об этом батюшке отцу Амвросию, то он мне так растолковал эти слова: каждая душа христианская есть невеста Христова, следовательно, надо жениться, соединиться со Христом, слово же «простудился» означает духовную болезнь, от которой страдает человек, пока не вообразится в нем Христос».

Вот другой случай: «Где тут лаврский монах?», – и сам отец Варнава уже пробирался сквозь толпу, собравшуюся у его келии, к растерявшемуся молодому человеку, сбивчиво повторявшему: «Я не лаврский монах, я из Белых Берегов». В ответ раздавалось: «Ну, я знаю, что ты там жил, а теперь будешь жить в Лавре и станешь лаврским монахом». – Ободряя паломника, старец вводил в свою келью того, в ком ему был указан будущий старец и духовник лаврской братии – схиархимандрит Захария, которому предстояло пребыть в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре вплоть до ее закрытия большевиками.

Приходили ко святому и простые люди, и даже инославные. Рассказ бывшей католички Марии Магдалины Гамель передается в журнале «Московские ведомости» за 1907 год:

   
«Как-то осенью, как теперь помню, что было 17 сентября 1904 года, батюшка мне вдруг сразу и говорит:
– Ну, чего ты ждешь, время пришло: пора тебе стать православной.
– Батюшка, я ведь, правда, об этом думаю, – отвечала я, – но я еще не готова, не умею говорить по-русски, не сумею даже исповедоваться.
– Ничего, научишься, – сказал батюшка. – Поезжай к епископу Трифону, скажи ему, что я тебя послал. Он тебя поймет и поможет тебе во всем.
Этот разговор с батюшкой был у нас 17 сентября, а 26-го того же месяца, в Москве, в церкви великомученицы Екатерины, отец Иоанн А., к которому направил меня владыка Трифон, присоединил меня к Православию.
Перед исповедью отец Иоанн меня спросил:
– Вам надо будет переменить имя. Какое хотите вы принять?
– Отец Варнава всегда звал меня Мария Магдалина, – отвечала я, – а потому мне кажется, что лучше всего мне выбрать это имя.
– О, без сомнения, если отец Варнава называл вас так, и мы наречем вас Марией Магдалиной.
И в тот вечер за всенощной читали Евангелие о Марии Магдалине. Отец Иоанн А. и я были глубоко этим поражены.
После принятия Святых Таин я поехала к Троице, чтобы поклониться Святым Мощам и получить батюшкино благословение. Я опоздала на поезд, и мне пришлось приехать в Черниговские пещеры только в 8 часов вечера. Батюшка был уже в своей келлии, и меня не хотели пускать к нему, говоря, что отец Варнава уже отдыхает и чтобы я приходила завтра. В эту минуту я услыхала, как ключ повернулся в замке батюшкиной комнаты, и голос отца Варнавы позвал меня:
– Мария, иди сюда, я тебя ждал. Ты православная?
– Да, батюшка, с сегодняшнего дня, – отвечала я, пораженная тем, что батюшка уже знал об этом раньше, чем кто-нибудь успел бы ему об этом сказать.
Батюшка пригласил меня поехать с ним в его монастырь на Выксу, и я имела счастие быть в числе тех, кто присутствовал на юбилее старца 13 октября 1904 года» (имеется в виду празднование в честь иконы Божией Матери Иверской, в честь которой был освящен один из двух соборов Выксунской обители).

Та же француженка так описывает свое первое впечатление от встречи с преподобным Варнавой: «Мое воображение католички рисовала мне образ отца Варнавы, похожий на наших знаменитых католических священников со вдохновенными жестами, раздушенными руками, элегантным и красноречивым. Вдруг нам сказали, что приехал отец Варнава. К моему удивлению, я увидала, что вышел из кареты монах небольшого роста, седой, простоты необыкновенной, ничего похожего на то, что я себе представляла, но выражение его лица дышало такою любовию, такою добротой и лаской, что невольно умиление наполнило мою душу».

Паломники отмечали особую "духовную трезвость", "мягкость" и осторожность в его пастырской практике. По молитвам подвижника разрешались семейные неурядицы, происходило множество исцелений. Одним из ярких случаев стало исцеление крестьянина М. Я. Сворочаева. Однажды к старцу приехала жена разбитого параличом крестьянина Михаила Сворочаева, она просила помолиться о несчастном, который вот уже десять лет как прикован к постели. Старец Варнава благословил женщину и сказал: "Молись раба Божия, молись: Господь милостив – встанет твой муж..." Вернувшись домой, женщина восславила Господа: исцеленный муж вышел встречать её на крыльцо.

Вся жизнь преподобного сочетала в себе строгий монашеский подвиг и неустанное служение людям, на виду у которых он находился почти целый день. Блаженное успение святого так же прошло почти на виду у исповедников, но в тайне. 17 февраля (по старому стилю) 1906 года преподобный принимал исповедь в Успенской домовой церкви Сергиево-Посадского дома призрения Троице-Сергиевой Лавры. По совершении Таинства старец с крестом зашел в алтарь, где пред престолом и предал душу в руки Божии. 21 февраля при большом стечении братии и духовных детей честные останки его были похоронены в Иверской часовне Черниговского скита, за алтарём пещерной церкви Архангела Михаила.

По предсказанию преподобного, вскоре пронесся над Россией вихрь безбожия. Гефсиманский и Черниговский скиты закрыли, а тело святого несколько раз переносили: сначала на Вознесенское кладбище, затем на Никольское кладбище, а в 1968 году - на "северное" Загорское кладбище. И несмотря на испытания не оскудевал поток верующих, хранивших память о преподобном.

В 1989 году на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви был поднят вопрос о канонизации иеромонаха Варнавы. После изучения материалов председатель комиссии по канонизации митрополит Крутицкий Ювеналий доложил о возможности прославления. 30 сентября 1994 года патриарх Московский и всея Руси Алексий II направил письмо наместнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Феогносту (Гузикову), в котором сообщил, что комиссия единогласно пришла к выводу о возможности причисления иеромонаха Варнавы к лику месточтимых святых Московской епархии в сонме Радонежских святых. Торжественное прославление было совершено в праздник Собора Радонежских святых в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры патриархом Московским и всея Руси Алексием. Днём памяти был установлен день кончины 17 февраля. Впоследствии имя преподобного Варнавы было также включено в Собор Нижегородских святых.

Ныне честные мощи преподобного Варнавы пребывают в отреставрированном соборе в честь Черниговской иконы Божией Матери, в правом приделе, после канонизации освященном в его имя. Множество православных каждый день прибывают в Гефсиманский Черниговский Скит, дабы поклониться мощам святого, испрашивая его молитв пред Богом. Преподобный отче наш Варнаво, моли Бога о нас!

 DSC9171

 DSC9288

 DSC9332

 DSC9597

 DSC9604