“Господь да просветит ищущих Его в темноте пещерной”

Свт. Филарет (Дроздов),
митрополит Московский и Коломенский

Оставить отзыв

В данной форме вы можете оставить ваш отзыв о нашем ските.

Читать отзывы

Новости

День памяти святых преподобных Антония и Феодосия Печерских

15 сентября Церковь молитвенно празднует день памяти основоположников монашеского жительства на Руси.

150-летие со дня прославления иконы Божией Матери Черниговской-Гефсиманской

1 сентября (14 сентября по новому стилю) 1869 года прославлена икона Божией Матери Черниговская-Гефсиманская.

Молебен перед началом учебного года

31 августа, по традиции, в Гефсиманском Черниговском Скиту отслужен молебен перед началом учебного года.

День памяти преподобного Варнавы Гефсиманского

1 марта 2016 года торжественную службу в соборе в честь иконы Божией Матери Черниговской-Гефсиманской возглавил наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архиепископ Феогност в сослужении братии скита.

Народное старчество в России зародилось в первой половине XIX века, как реакция на обмирщение, ставшее долговременным следствием церковной реформы Петра I. В те времена мирян предписывалось исповедовать белому духовенству, в то время как у монашествующих были свои духовники, старцы. Во многих случаях это приводило к опасному явлению, когда жизнь на приходах перетекала в абсолютно формальное русло. Прихожане начали изыскивать возможность обильного духовного пастырства, и в 30-х годах XIX века в Оптиной пустыни было положено начало народному старчеству, когда множество мирских людей начали исповедоваться у старцев.

Оптинский старец, преподобный Лев (Наголкин) пишет в письме одному протоиерею, возмущавшемуся тем, что миряне вместо обращения к белому духовенству предпочитают исповедоваться в монастыре:

«Что же, о. И., и правда; это бы ваше дело. А скажите-ка, как вы их исповедуете? Два-три слова спросите, вот и вся исповедь. Но вы бы вошли в их положение, вникнули бы в их обстоятельства, разобрали бы, что у них на душе, подали бы им полезный совет, утешили бы их в горе. Делаете ли вы это? Конечно, вам некогда с ними заниматься. Ну, а если мы не будем их принимать, куда же они, бедные, пойдут со своим горем?»

Такой чуткий подход к каждому обратившемуся не мог не остаться незамеченным, и вскоре народное старчество распространилось далеко за пределы Оптины пустыни.

Народным духовником при Черниговском ските стал преподобный Варнава Гефсиманский. Путь его к этому тягчайшему испытанию был долог. После своего посещения Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, еще будучи юношей, он твердо вознамерился принять монашеский постриг. Однако после своего поступления в число братии Гефсиманского скита, куда его благословили перейти в виду склонности к особому молитвенному уединению, он 8 лет оставался простым слесарем, попутно помогая за свечным ящиком. В 28 лет он был переведен в Пещерное отделение, где помогал паломникам, проводя их по пещерам. Чуть позже послушник Василий получает благословение от своего наставника схимонаха Григория на устроение новой монашеской обители вдалеке от Москвы, и в 32 года приступает к исполнению этого послушания. Но оставалось и второе благословение его почившего духовника – подвиг старчества. В 34 года послушника Василия постригают в монахи с наречением имени Варнава, в 40 лет он становится сначала иеродиаконом (1871 год), а затем иеромонахом. В 1873 году, по благословению наместника Лавры, преподобного Антония, он становится народным духовником Пещерного отделения Гефсиманского скита.

Чуткость, любовь и рассудительность сразу же привлекла множество мирян. Известно, что каждый день он принимал 500 и более человек, каждому находя слово утешения и вразумления. Приходили к нему и простые крестьяне, и высшие чины. В 1905 году преподобный Варнава принимал самого святого мученика царя Николая Второго с августейшим семейством.

Помимо всех забот по приему духовных чад преподобный Варнава нес великое попечение об устроенной им обители у Выксы, вел обширную переписку, постоянно находя для благих дел свободное время. Неустанные труды святого поражали даже его современников, казалось бы, привыкших к тому аскетичному и добродетельному образу жизни, который вели многие подвижники.

Преставился ко Господу преподобный тихо и мирно, точно так же, как прожил жизнь свою. 17 февраля (по старому стилю), будучи тяжело больным, он все равно отправился в домовую церковь Сергиево-Посадского дома призрения. По завершении исповеди он с крестом проследовал в алтарь и там мирно почил, предав дух свой в руки Божии у подножия Престола Его.

Весть об этом быстро распространилась по губернии, и осиротевшие духовные чада поспешили в скит проститься со старцем. Люди, некогда ощутившие духовную пустоту и формализм, чтили ту великую милость Божию, благодаря которой у них была такая возможность получить слова наставления от великого подвижника.

Преподобный Варнава, обладавший даром пророчества, незадолго до своего преставления говорил, что в скиту скоро будет торжественная служба. Так и случилось. 19 февраля, в воскресенье, была совершена Литургия, которую возглавил игумен Иларий в сослужении 20 других иереев. 20 февраля архиепископ Евдоким, викарий Московской епархии, совершил заупокойную всенощную. 21 февраля в 9 часов утра началось торжественное архиерейское служение. Проститься с преподобным Варнавой прибыли архиепископы Евдоким и Никон, епископ Дмитровский Трифон (Туркестанов), для которого святой был духовным наставником, наместник Лавры архимандрит Иосиф и вся старшая братия обители преподобного Сергия.

После долгого прощания с преподобным духовенство пронесло гроб крестным ходом вокруг собора в честь иконы Божией Матери Черниговской-Гефсиманской, а потом – в Иверскую часовню, где старец обычно оставался для уединенной молитвы, «уходил в затвор Иверский», как говорил он сам. Задолго до своего преставления преподобный предуказал место своего погребения, сказав одним из своих духовных чад, проходя мимо часовни: «Здесь вот, дочка, у нас служат панихиды».

В своем «слове на память иеромонаха Варнавы» епископ Трифон (Туркестанов) пишет: «Какими же особенными добродетелями отличался старец Варнава? Апостол Павел говорит в своем послании к коринфянам, что всякому истинному христианину… дается проявление Духа на пользу. Дары различны, но Дух один и тот же. Одному дается Духом слово мудрости… иному вера… иному дары исцелений(1 Кор. 12, 4-9).

Отец Варнава, по моему глубокому убеждению, обладал даром веры. Для него не существовало преград между нашим миром и миром загробным. Никакой и тени сомнений и колебаний у него не было в отношении истин веры. Все его существо было проникнуто этой верой, все его поступки вытекали из этой веры.

…Он всегда давал добрый совет, часто носивший пророческий характер. Особенно же он был велик, когда ему приходилось иметь дело со слабыми в вере и малодушными людьми. Здесь своей верой он их настолько ободрял, вдохновлял, что долго после этого они смело и бодро шли житейским путем.

…Для целых тысяч сердец ты продолжаешь существовать, ибо любовь не умирает. Любовь нельзя заключить в гробу и закопать в землю. Она будет жить до тех пор, пока будут биться эти самые дорогие сердца. И какой еще высшей награды за свои труды может ожидать человек!

Помолись же за нас всех, труждающихся на ниве Христовой, чтобы нам обладать малою долей твоей веры и твоей любви!»

Ныне же, по прославлении подвижника в лике святых, мы молитвенно восклицаем: «Преподобный отче наш Варнаво, моли Бога о нас!»

IMG_4242.JPG

IMG_4261.JPG

IMG_4311.JPG

IMG_4362.JPG

IMG_4437.JPG

IMG_4481.JPG

IMG_4527.JPG

IMG_4552.JPG